Выросшие в дикой природе дети несчастны рядом с людьми

Редъярд Киплинг написал романтическую сказку о Маугли — человеке, выросшем в стае волков. Реализм рисует совсем иную картину. Реальные «маугли», возвращенные в человеческую среду, становятся несчастными существами, не способными адаптироваться к чуждому им миру людей.

Когда в Европе было изобилие волков

О статистике случаев обнаружения вскормленных и выросших в звериных сообществах людей говорить непросто. Поскольку во времена античности давались вполне «научные» описания химер и прочих продуктов деятельности мифологического сознания. Документ, который вызывает доверие, датирован 1344 годом. В нем говорится о поимке выкормленного волками мальчика, названного Гессе.

Гессе был наг, грязен, сидел на четвереньках и рычал, скалив острейшие зубы. Его поместили в приют при церкви, где безрезультатно пытались научить хотя бы чему-нибудь человеческому. Но ходить он не научился, ни единого человеческого слога не произнес, ел только сырое мясо. И постоянно стремился убежать от людей на волю. Вскоре, поняв о бесперспективности педагогических усилий, Гессе начали возить по Европе напоказ. В неволе он прожил менее трех лет.

Такого рода истории происходили в Европе до середины XIX века. У них есть два общих момента. Во-первых, вскармливали и воспитывали потерявшихся, а то и просто брошенных в лесу детей волки. Известны лишь три случая, когда «опекунами» становились медведи. Во-вторых, никого из найденышей не удалось научить говорить. Более того, несмотря на то, что их воспитанием в XIX веке занимались опытные педагоги и психологи, они не только не говорили, но и не способны были понять ни единого слова. Так что тут дело не столько в неразвитости речевого аппарата «ребят-зверят», сколько в формировании ответственных за сигнальную коммуникацию участков мозга. Следовательно, это формирование происходит в очень раннем возрасте.

Как правило, найденыши жили на воле недолго. Некоторым из них удавалось дожить до совершеннолетия. Но были зафиксированы и рекорды. В 1799 году во Франции в окрестностях деревушки обнаружили дикого мальчика лет четырех, которого назвалиВиктором. Его взяла на воспитание крестьянская семья. Дожил он до тридцати лет. Воспитателям удалось самое главное — Виктор перестал панически бояться людей. Более того, к своим «родителям» он относился с доверием. В конце концов, его научили выполнять несложную домашнюю работу — пилить и колоть дрова, приносить воду, расставлять на столе посуду. Объяснялись с Виктором исключительно при помощи жестов. Понимать слова он был неспособен.

Хотя и тут имеется исключение. Которое, тем не менее, подтверждает правило. В 1920 году в Индии в волчьем логове нашли девочку, названную Камалой. Она по слогам научилась произносить несколько слов. Но их смысла не понимала. И физиология Камалы, и мускулатура, и строение органов изменились по сравнению с человеческими. Она была нечувствительна к жаре и холоду. Могла есть только сырое мясо. У нее была гипертрофированная нижняя челюсть и очень острые зубы. Физиологи утверждают, что зубы становятся такими в результате разгрызания костей. Обоняние — одно из главных чувств зверей — было развито феноменально. Когда Камала принюхивалась, то ее ноздри раздувались и опадали как кузнечные меха.

Тропой Тарзана

Количество случаев обнаружения воспитанных в звериных стаях детей приближается к трем сотням. Причем наиболее часты случаи выкармливания попавших в отчаянную ситуацию младенцев обезьянами. Что вполне естественно, поскольку люди и обезьяны — самые близкие родственники.

Один из последних случаев произошел в Сьерра-Леоне в конце 70-х годов. Крестьяне, расчищавшие в джунглях заросли под посевные поля, обнаружили среди стаи обезьян странное существо. Обезьяны при виде людей обратились в бегство, а странная «обезьянка» замешкалась. На нее набросили сеть и отнесли в деревню.

То была девочка пяти примерно лет. Она была абсолютно дикой — царапалась и кусалась. Человеческой речи не понимала. И все повадки у нее были обезьяньи. Передвигалась в основном на четвереньках, стоять могла лишь сгорбившись, согнув ноги и руки. Воду лакала. Попытки надеть на нее одежду были тщетными — девочка немедленно рвала все в мелкие лоскуты.

Крестьяне решили оставить девочку. И 4 года держали ее в сарае привязанной за ногу. С большим трудом приучили есть кашу. Когда в отдаленное селение с инспекцией прибыл врач, то он увез ее в окружную больницу. Врач, будучи человеком думающим, следившим за последними достижениями медицины, связался с доктором психологии Анной Лудовико, которая в Риме занималась исследованием такого рода феноменов. К тому моменту у нее на счету были уже более сорока обследованных «зверолюдей».

Суть исследований, которыми занимается Анна Лудовико, состоит в попытке ответить на вопрос: сколько в момент рождения в человеке содержится «человеческого». То есть, что человек получает от природы, а что дает ему окружающая среда — родители, сверстники, люди, с которыми он постоянно сталкивается. И насколько восполним для человека перерыв в общении с себе подобными в первые годы жизни.

При этом сеньора Лудовико не только бесстрастный исследователь, но еще и отзывчивый человек. Для нее не безразлична судьба ее «подопытных», она стремится облегчить им фазу адаптации к человеческой среде. При этом, в отличие от многих, она убеждена в том, что таких найденышей вновь отпускать на волю — это преступление. Они обречены на гибель. Потому что стая их уже не примет. Подросшие, они уже не пробудят материнских чувств ни у одной из самок. Более того — их будут воспринимать уже как конкуренток в сложившемся социуме стаи. А в одиночку они станут легкой добычей многочисленных врагов обезьян.

Необходимо сказать, что в подавляющем большинстве случаев невозможно установить «дозвериную» биографию найденышей. В каком возрасте они попали к животным? Каким образом попали? Кто были их родители? И имели ли они до того какой-то опыт общения с людьми, то есть начальные детские навыки?

Однако порой все же удается кое-что выяснить. Так, например, в 30-е годы прошлого века на Цейлоне английские военные обнаружили в джунглях мальчика, который полностью повторял поведение обезьян. Его поместили в приют и через два года добились определенных успехов. Ребенок стал самостоятельно одеваться и есть ложкой. Вскоре выяснилось, что эти навыки у него уже были. Родители бросили в лесу трехлетнего умственно отсталого ребенка. До этого говорить он так и не научился. Ну а затем, когда время ушло на жизнь с обезьянами, обучить его речи было уже невозможно.

Задача со многими неизвестными

Есть случаи, которые ставят исследователей «детей джунглей» в затруднительное положение. Поскольку логические объяснения происшедшим с детьми метаморфозам отыскать крайне сложно. Такова история 12-летней девочки Имияти с Суматры. 11 февраля 1977 года она отправилась на лодке с младшей сестрой и еще тремя детьми разного возраста ловить рыбу. Лодка угодила в водоворот и перевернулась. Трое детей выбрались на берег, а Имияти и 10-летний мальчик исчезли. Их искали всей деревней, но нашли лишь тело мальчика.

Через 6 лет трое охотников обнаружили на краю болота, как они позже рассказали, «существо», покрытое жидкой грязью с прилипшей к телу болотной травой. Волосы были ниже пояса. Существо медленно подняло голову и посмотрело охотнику в глаза. Попыталось что-то сказать — и потеряло сознание.

В деревне мать признала в девочке свою пропавшую дочь. Хоть и выглядела та, несмотря на прошедшие 6 лет, как и прежде — 12-летним ребенком. Весила 25 килограммов и была слишком низкорослой для 18-летней девушки.

Через полгода лечения девушка немного подросла и прибавила в весе 6 килограммов. Но дар речи к ней так и не вернулся. Судя по тому, что во время волнения ее поведение напоминало обезьянье, можно было судить, что Имияти провела время в стае.

Но вскоре в деревню, куда вернули из джунглей Имияти, прибыл староста деревни, расположенной в 70 километрах. Он заявил, что это не Имияти, а Маснами — 12-летняя девочка, пропавшая два года назад. Найти ее не смогли, но среди жителей деревни ходили упорные слухи, что пропавшую Маснами неоднократно видели среди обезьян.

Родители Имияти категорически отказались отдавать свою дочь. Но спорить с ними было некому — Маснами была сиротой.

Установить, кем же на самом деле является найденыш с Суматры, так и не удалось. Не удалось также найти ответ на вопрос о том, каким образом ребенок после нескольких лет нахождения вне человеческого общества утратил дар речи.

Читайте также: Новости Новороссии.