Цезарь не умел делать несколько дел одновременно

Канадские психологи исследовали процесс решения человеческим мозгом двух задач одновременно. И выяснили, что на самом деле мозг очень быстро переключается с одной задачи на другую, а не решает их параллельно. При этом скорость такого переключения можно повысить тренировкой.

Исследователи использовали томограф для наблюдения за активностью мозга и определили, что ключевую роль в совмещении двух дел сразу играет префронтальная кора. Она не может обеспечивать по-настоящему параллельные действия, но зато может последовательно решать две разные задачи.

Что делали?

Группе из семерых испытуемых предложили решить две задачи. В первой, нажимая на одну из двух кнопок, надо было сортировать изображения, которые появлялись на экране. Во второй сортировать надо было уже звуки – и не нажимая на кнопку, а произнося ответ вслух.

Еще в начале эксперимента психологи увидели закономерную картину. В отдельности с любой из задач испытуемые справлялись достаточно быстро, но попытка одновременно решить их обе приводила к резкому ухудшению результатов. Тренировки на протяжении двух недель в решении одновременно обеих задач существенно повысили не только скорость решения каждой задачи в отдельности, но и их одновременное выполнение. Хотя, как показал дальнейший анализ результатов эксперимента, мозг так и не смог стать по-настоящему многозадачным.

Как именно?

То, что с помощью тренировки можно ускорить решение двух параллельных задач, – сам по себе факт неновый, а потому с научной точки зрения малоинтересный. Ученых интересовала не только способность научиться решать несколько разных задач одновременно, но и то, каким образом в процессе такой тренировки меняется мозг.

Ученые предполагали, что многозадачность может быть обеспечена несколькими путями. Например, в процессе обучения какой-то задаче мозг может переключиться с префронтальной коры на другие структуры: в таком случае сортировку картинок или звуков испытуемые делали бы автоматически, без сознательного участия. Аналогичного эффекта можно достичь и выделением под задачу отдельных групп клеток, которые не заняты ничем больше: участок коры мозга отвечал бы за свое задание.

Однако большая часть возможных объяснений была признана учеными несостоятельной в ходе обработки результатов эксперимента. Многозадачность на самом деле оказалась связана не с появлением отдельных специализированных областей, а с ускорением работы префронтальной коры.

Можно ли стать многозадачным?

Исследователям, описавшим свой эксперимент в журнале Neuron, удалось показать, что, когда мозг решает две задачи одновременно, он постоянно переключается с одной на другую. Эти переключения требуют определенного времени, которое можно сократить путем тренировки – впрочем, не до сколь угодно малой величины. Кроме того, успешность тренировки во многом зависит и от сложности задания. Рене Маруа, один из исследователей, отметил, что требующие сложных логических операций задания решаются участками мозга, не задействованными в решении простых задач.

Выяснение того, как именно человеческий мозг приспосабливается к выполнению нескольких задач сразу, важно не только для понимания принципов работы мозга в целом. Говорящий по сотовому телефону водитель или оператор станка, которого отвлекли вопросом, оказываются в схожих условиях. А авиадиспетчерам и вовсе приходится постоянно решать сразу несколько задач, причем ошибка может привести к катастрофе. Если психологи узнают, как именно мозг справляется с подобными ситуациями, можно будет выработать рекомендации для группы риска.

Читайте также: Новости Новороссии.